Версия для слабовидящих |
18+
Выбрать регион

Общественно-политическая газета Усть-Пристанского района Алтайского края

659580, с. Усть-Чарышская Пристань, ул. 1 Мая, 48
телефон: +7 (38554) 2-17-19
e-mail: avangardgazeta@rambler.ru

Мастер мясной промышленности

Когда-то в Усть-Пристанском районе процветали десятки предприятий. Но со временем многие из них остались лишь в истории и воспоминаниях людей.

Одним из таких предприятий является Усть-Пристанский мясокомбинат, который просуществовал с 1932 года до начала 2000. О его длинной жизни нам рассказывает Шамардина Антонина Яковлевна, которая там трудилась в должности мастера.

Антонина Яковлевна родилась 18 ноября 1932 года в селе Вяткино. Родители, Бибиковы Василиса Ивановна и Яков Федорович, зарабатывали тем, что активно вели домашнее хозяйство. На тот момент их семья считалась зажиточной: был хороший дом с земельным участком, лошади, овцы и КРС. В 30-е годы в СССР проводилась политика раскулачивания, и Бибиковы подверглись этой репрессии: пришли люди в форме и забрали все. Тогда Тоне было всего 4 года, но потрясение от этого события было настолько сильным, что она до сих пор помнит все в мельчайших подробностях: "В тот день я со своими двумя братьями сидела на печи. В дом зашли солдаты, на головах которых были надеты "буденовки" с красными звездами. Они перевернули все – открывали сундуки и шкафы, забирали даже отрезы ткани. Пока военные рылись в каком-нибудь очередном ящике, мама с бабушкой кидали к нам на печь уцелевшие вещи, а мы их прятали за спины. Наверное, выражение детских испуганных глаз вызвало жалость в сердцах этих людей, и нас они не тронули".

После этого родителей Антонины Яковлевны заставляли идти на работу в колхоз, но они решили пойти против новых порядков. За это всю семью выселили из родного дома, и им вместе с детьми пришлось жить в сарае. В тот год в Вяткине таких раскулаченных было семей десять.

В семи километрах от Вяткина и от Усть-Пристани находилось равнинное место, где был пруд и хорошая земля. Оно называлось Калиновый лог. Именно там нашли приют репрессированные люди, которым пришлось начинать новую жизнь.

Дома строили из самана и утепляли соломой. Возле них разбивали небольшие огородики. Мужчины поднимались наверх из этого лога и разрабатывали землю, для того, чтобы сеять коноплю и лен, из которых изготавливали нитки. Первоначальная обработка этих растений ложилась на плечи детей, которых в Калиновке было много. Они собирали пучки льна и конопли, замачивали их в пруду, а затем деревянным рубелем снимали с них кожуру и вырабатывали нить. В это время взрослые готовили раствор щелока из золы для того, чтобы отбелить льняное волокно, из которого потом пряли ткань и шили белое нательное белье. Кстати, конопляная нить была грубой, поэтому ее использовали для изготовления дорожек.

Кроме того, на полях выращивали просо, которое после созревание вязали в веники, вешали под крыши домов и высушивали. После высыхания взрослые вырабатывали из проса пшено. Вот так, благодаря оптимизму и трудолюбию, люди смогли прокормить себя и своих детей.

В 1939 году власти узнали о том, что в Калиновом логе живут раскулаченные семьи, и все повторилось заново: пришли военные и отняли землю, а людей изгнали. Поэтому Бибиковым пришлось переехать в Усть-Пристань и пойти работать в колхоз "Слет ударника". В 2016 году Антонине Яковлевне удалось побывать в Калиновке. На том месте, где прошли три года детства, где они вместе с соседскими ребятишками бегали босиком по душистой траве, радовались солнцу и не знали, каково быть взрослыми. Антонина Яковлевна рассказывает, что там до сих пор остались следы от разрушенных временем домов. И как бы ей хотелось получить весточку от человека, который тоже там жил и знает о трудной жизни людей, изгнанных советской властью за упорный труд и желание сделать свою жизнь лучше.

В 1941 году над страной прогремело страшное слово – война, и Яков Федорович отправился на фронт. В 1943 году пришло известие о том, что он пропал без вести. С тех пор никто ничего не знает о его судьбе. Василисе Ивановне пришлось одной растить пятерых детей.

Когда Антонине было 17 лет, она прочитала объявление в газете о том, что на мясокомбинат требуются продавец и рабочий в цех. Тогда директором предприятия был Мальцев Иван Иванович, который стал для Тони первым наставником. Он настоял на том, чтобы молодая девушка пошла работать в цех, и с 1949 года началась трудовая жизнь Антонины Яковлевны. Уже с первых дней она зарекомендовала себя как ответственный работник, выполняла сверх положенной нормы и занимала первое место по производительности труда. Поэтому директор отправил ее учиться в техникум мясной промышленности Воронежской области. Там Антонина провела два года и вернулась в родное село мастером мясной промышленности. Иван Иванович ждал ее и сразу же назначил мастером кулинарного цеха, где велось производство морса, пирожков и в летнее время - мороженого. В те годы на территории мясокомбината имелись следующие цеха: откормочный, забойный, кулинарный и холодильный.

Лед для холодильного цеха заготавливали зимой. Его намораживали и закрывали толстым слоем соломы для того, чтобы он не растаял. По мере необходимости, работники комбината брали лед, перемалывали и смешивали с солью. Затем смесь засыпали в десятилитровые гильзы находившиеся внутри холодильника. Происходила реакция, которая создавала температуру до минус пяти градусов.

Одним из продуктов, производимых в кулинарном цехе, было мороженое, которое заказывали на все мероприятия. Для его приготовления брались такие ингредиенты: молоко, крахмал, сахар, шоколадная эссенция и яичный порошок. Продукты смешивали, взбивали и помещали в холодильник. Все это делали вручную. Из-за этого мороженое получалось с кристаллами, но вкус был изумительным.

Мясокомбинат занимался также механической откормкой кур. Подращенных цыплят привозили из Колового Мыса в Усть-Пристань. Их размещали по шести корпусам, которые вмещали по 2000 тысячи особей. Цыплят рассаживали по клеткам и не выпускали. Это делалось для того, чтобы они меньше двигались и не расходовали энергию, которая нужна для набора веса.

Для откормки птицы был специальный аппарат, в который засыпался корм. От него шли шланги. Эти шланги вставляли в клювы куриц так, чтобы попасть в зоб. Потом ногой нажимали на педаль, и она выдавала достаточную норму зерна с витаминами и микроэлементами. На каждый корпус приходилось по два рабочих, которые делали эту процедуру два раза в день. Помимо этого откормщики чистили клетки и поили кур. Когда птица вырастала до определенного веса, ее забивали и разделяли на четыре сорта.

Устьпристанское куриное мясо доставляли в Барнаул. Летом по реке на пароходах, а зимой ящики с продукцией ставили на сани, запряженные лошадьми, и увозили в Алейск – там была база. В путь отправлялись по 6-7 повозок зараз. Конечно, за день лошади и люди не могли преодолеть расстояние в 60 км. и останавливались в перевалочном пункте, который назывался Полеводка. Там путники оставались на ночевку, а утром снова отправлялись в дорогу. Однажды с Антониной Яковлевной произошел такой случай. Начинался буран, но продукцию все равно надо было доставить по месту назначения. Решили ехать на тракторе. В составе сопровождающих были Антонина Яковлевна, тракторист и пожилой мужчина, который работал кузнецом на мясокомбинате. Не доезжая Полеводки, трактор сломался, и водителю пришлось идти пешком за помощью, ведь в то время никаких средств связи еще не было. Вернулся он только утром, поэтому оставшимся возле трактора людям пришлось ночевать в поле, соорудив из ящиков укрытие от снега и ветра.

Мясокомбинат заготавливал от населения скот по всему району. Затем его сортировали – взрослых - на убой, а молодняк - на откорм. Животных откармливали в Полеводке в течение зимы, а потом, в летнее время, гуртовали в Бийск. Гурт сопровождали два человека на лошадях и машина с кормами. Весь путь занимал 5-10 дней. Также, в Полеводке были посевные площади, которые засевали зерном на фураж. Антонина Яковлевна говорит, что в те годы в штате комбината числилось триста человек.

После 60-ых годов структура мясокомбината претерпела изменения. Теперь там были цеха: птичий, колбасный, убойный и холодильный. В птичьем цехе установили конвейер для водоплавающей птицы. Уток или гусей обдавали паром и помещали в барабаны с резиновыми пальцами, которые быстро крутились. После такой обработки на тушке не оставалось перьев.

До 1964 года производилась переработка только небольших туш свиней и птицы, так как конструкция здания была не приспособлена для работы с крупным скотом. Поэтому директору комбината Крейдуну Ивану Акимовичу пришлось пригласить специалиста из Барнаула, который поднял стены убойного и холодильного корпуса на нужную высоту для монтажа подвесной линии, не снимая крыши, и соединил эти корпуса между собой. Кстати, холодильники уже работали не на ледово-солевой смеси, а на аммиачных компрессорах. В то время наш район присоединили к Алейску, в связи с этим произошло сокращение рабочих мест. Антонина Яковлевна вспоминает, что работать в этот период было трудно, так как обязанности уволенных людей легли на плечи тех, кто остался. Она, например, исполняла полномочия не только мастера мясокомбината, но и бухгалтера.

После налаживания линии для крупно-рогатого скота, комбинат стал производить переработку говядины, свинины, баранины и конины. Животных доставляли из совхозов Усть-Пристанского района и от местных жителей. Прежде чем пускать продукт в эксплуатацию, его проверял районный ветеринар - Кондратьев Петр Егорович. В его обязанности входила проверка документации на подачу животных, на их отгрузку и анализ мяса.

А еще, Усть-Пристанский мясокомбинат занимался производством колбасных изделий. Для их изготовления брали мясо, разрезали на кусочки, уносили в прохладное место и обрызгивали слабым раствором селитры. При небольшой концентрации селитра не опасна для здоровья человека, зато она придает мясу розовый цвет, и увеличивает срок хранения колбасы. Затем кусочки пропускали через мясорубку, добавляли шпик, чеснок, соль и набивали этим фаршем оболочки очищенных и обработанных кишок. Получившиеся рогалики вешали на штырь и опускали в нагретую от 70 до 80 градусов воду. Температура воды была принципиально важна, ведь, если она была слишком горячей, то мясо уваривалось, и товарный вид терялся. Варка длилась два часа и после нее колбасу отправляли в коптилку. Тогда продукция была на сто процентов натуральной и более вкусной.

С 80-ых годов штат мясокомбината составлял 70 человек. Коллектив был дружный и отзывчивый. И даже по прошествии стольких лет люди, которые когда-то работали вместе, рады друг друга видеть. Разрушительница-перестройка допустила остановку этого сильного предприятия, где был новый основной корпус, котельная, колбасный цех, компрессорная, два холодильника, два склада, электроподстанция и столовая. Сейчас там стоят замороженные здания, в которых когда-то кипела жизнь.

Трудовой путь Антонины Яковлевны составил 40 лет. За это время сменилось много руководителей: И.И. Мальцев, Н.П. Егоров, М.И. Казарцев, И.А. Крейдун, И.Н. Теличко, А.Н. Григорьев, Г.И. Девянин. Она заслужила почетное звание "Ветеран труда", была награждена Благодарственным письмом и значком от партийного руководства района, занесена в "Книгу почета" за многолетний и добросовестный труд, и имеет несколько грамот за достигнутые успехи в труде.

В 1955 году Антонина Яковлевна вышла замуж за Владимира Александровича Шамардина. Он умер 1996 году. От их брака на свет появилось двое детей, четверо внуков и шесть правнуков. И сейчас они не забывают свою любимую маму и бабушку, которая всю свою жизнь трудилась на благо окружающих людей.

Автор: Анастасия Локтионова


По этой теме:

Лайкнуть:

Версия для печати | Комментировать | Количество просмотров: 400

Поделиться:

Загрузка...
ОБСУЖДЕНИЕ ВКОНТАКТЕ
ОБСУЖДЕНИЕ НА FACEBOOK
КОММЕНТИРОВАТЬ

Captcha
 

МНОГИМ ПОНРАВИЛОСЬ
НародныйВопрос.рф Бесплатная юридическая помощь
При реализации проекта НародныйВопрос.рф используются средства государственной поддержки, выделенные в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 01.04.2015 No 79-рп и на основании конкурса, проведенного Фондом ИСЭПИ
ПОПУЛЯРНОЕ
Яндекс.Метрика