Выбрать регион

Общественно-политическая газета Энгельсского муниципального района

413100, г.Энгельс Саратовской обл., пер. Зеленый, д. 20.
телефон: 8 (8453) 75-32-81
e-mail: nashe.slovo2013@yandex.ru

Зона притяжения

Почему чернобыльская зона отчуждения стала зоной притяжения? На этот вопрос мы попытались получить ответ от одного из тех, кого называют чернобыльскими "зубрами".

Уже несколько лет подряд он проводит свой отпуск в зоне отчуждения, в городе, который одни называют мертвым, другие городом-призраком – в Припяти. Там, по его словам, находит отдохновение от городской суеты, чистейший воздух, которым невозможно надышаться, и общение с интереснейшими людьми.

Дмитрий Воропай один из тех, кого называют чернобыльскими "зубрами", потому что они стали фанатами чернобыльской темы и не ради любопытства, экстрима или, как сейчас говорят, драйва. Они сохраняют память о драматической странице в истории нашей страны и "восстанавливают" разрушающийся от времени умирающий город – в виртуальном варианте.

И я там "завис"

В Волгодонске, где Дмитрий родился, закончил школу и институт, одна половина населения работала на заводе "Атоммаш", производившем атомные реакторы, другая – на строительстве атомной станции. О том, что такое радиация и какие существуют меры защиты от нее, дети узнавали со школьной скамьи. Поэтому какого-то страха, ужаса перед ней у них не было.

Когда произошла авария на Чернобыльской АЭС, Дмитрию было 15 лет. Помнит, что в соседние школы привозили на учебу детей из Припяти, чернобыльцев, как их все называли.

Поэтому, когда спустя годы, уже живя в Саратове, он однажды наткнулся в интернате на ресурс pripyat.com, это его " зацепило".

- Ресурс оказался очень интересным. Очень много было любопытных материалов, воспоминаний, книг. И я там "завис". Два года просто читал, набирался информации. В 2009 г. на меня вышел один из руководителей сайта. У его создателей родилась идея сделать трехмерную модель города Припять в доаварийном виде – для истории, чтобы сохранить память о нем для потомков. И им понадобился профессионал-архитектор, который мог стать для них консультантом. Первое высшее образование Д. Воропай получил в Волгодонске по специальности "производство и монтаж оборудования атомных электростанций", второе, архитектурное, - в Саратове.

Дмитрий к этому делу подключился. В 2009 году состоялась его первая поездка в Припять в составе группы людей, неравнодушных к чернобыльской теме. Кто они?

- Есть у нас девушка-программист банка, молодой человек – системный администратор, много гуманитариев… Люди в нашей команде самые разные, все с высшим образованием. Из Белоруссии, Украины, России. Многие увлечены фотографией, а там для фотографирования просто раздолье.

- Не гнетет атмосфера брошенного города?

- Там потрясающе спокойно, чистейшая природа, воздух – не надышишься, как в санатории. Можно сказать, территория на 99% - заповедник, потому что нет работающих предприятий, никто не живет, некому загрязнять. Когда идешь по безлюдному городу, заходишь в пустые дома, квартиры, видишь следы проходившей здесь когда-то жизни: игрушки, детские сандалики, на балконе юбочка висит… Но все это не тяготит. Пока туда не попадешь, в это трудно поверить. Но это так. Мы там отдыхаем. У нас за эти годы сложилась компания из 18 человек, которые ездят туда постоянно. В Киеве на вокзале нас встречает водитель и на микроавтобусе везет в зону. Там заселяемся в гостиницу и… поехали по выселенным городам и селам.

Как рассказал Дмитрий Александрович, Чернобыль, хотя и закрытый город, но до сих пор функционирует. Там живут и работают вахтовым методом по две недели от двух до трех тысяч человек. Процесс вывода АЭС из эксплуатации будет продолжаться до 2065 года.

"Самоселы"

Чернобыльские "зубры" бывают не только в Припяти.

- Припять как бы ключевая точка в наших поездках, туда ходят все и всегда, а в остальные места уже в основном такие "зубры", как мы, - с улыбкой сказал Дмитрий Александрович.

В остальных местах можно встретить "самоселов". Так называют тех, кто живет в 30-километровой зоне отчуждения. Это жители эвакуированных деревень и хуторов, которые спустя время вернулись в родные места, люди пенсионного возраста. Они занимаются домашним хозяйством. В настоящее время их около трехсот человек, но количество "самоселов" сокращается по причине преклонного возраста.

- У этих людей есть официальное разрешение на проживание в зоне. Каждый четверг к ним приезжает автолавка с продуктами и пенсией. Родственники могут посещать их, только получив разрешение администрации зоны. В одно из таких сел, Куповатое, мы обязательно заходим в каждую нашу поездку – к бабе Гане. Она всегда нам рада, и очень гостеприимно нас встречает, угощает. Вас это удивляет? Не опасно ли есть натуральные продукты на зоне отчуждения? Села находятся в 30-километровой зоне, фактически на чистой территории. И проживающие в них люди прекрасно себя чувствуют, они живут в чистейшей природной среде.

Любопытство сильнее страха?

И все-таки нам, дилетантам, трудно понять и поверить, как это не опасно жить, находиться в такой зоне? Дмитрий Александрович постарался популярно объяснить, что зона отчуждения представляет собой сильно вытянутую территорию, закрытую двумя рядами колючей проволоки. В одной 10-километровой ее части – зона АЭС (в ней находится и Припять), а в другой, 30-километровой, как раз те самые села и хутора, о которых шла речь выше. И если правительство Украины поднимает вопрос о том, что пора 30-километровую зону возвратить в оборот, поскольку здесь тысячи гектаров земли и в общем-то уже чистой, и скорей всего так и произойдет, то десятикилометровая зона не будет открыта никогда. Именно здесь в основном сосредоточены участки территории с сильно загрязненными радиацией локальными пятнами. И эта зона будет непригодна для проживания людей еще как минимум 30 тысяч лет.

Но ведь они-то ездят в Припять. Туда возят и туристов. По словам Дмитрия, сегодня это очень популярный туристский маршрут, пользующийся потрясающим спросом. Каждый месяц в Припять приезжают группы до 45 человек, в том числе иностранцы. Журнал "Forbes" назвал Чернобыльскую АЭС самым экзотичным местом для туризма на земле. Стоит эта однодневная поездка 105 долларов. Сюда входит получение разрешения на въезд в зону и автобусная экскурсия. И снова Дмитрий развеял представления дилетантов:

- Там нельзя находиться постоянно. А наши визиты кратковременны. На границах въезда в зону и выезда каждый обязательно проходит проверку на уровень радиации. И я вам скажу, там чище, чем у нас. Людям просто трудно в это поверить. Мои жена, дети (Дмитрий отец троих детей – авт.) тоже сначала тревожились. Сейчас уже успокоились и смирились с моим увлечением. У дочек-близняшек есть желание поехать со мной, но для этого надо достичь 18-летнего возраста. Вокруг Чернобыля слишком много надуманного. В Припяти есть грязные локальные пятна, где дозиметр зашкаливает. Опасно находиться часами на этом месте, а пройти, измерить уровень радиации – не опасно. Хотя иностранцы, когда им показывают эти пятна, стараются держаться от них подальше, наши люди - наоборот. Вы же, когда рукой проводите над пламенем, не обжигаетесь, а если будете держать её долго – сожжете. Так и здесь.

Город, которого нет?

Город Припять был небольшим, с населением в 48 тысяч человек, и очень уютным, благоустроенным, красивым. Про то, как они жили до аварии, припятчане вспоминают с удовольствием, но ездят в родной город в основном на кладбище - к могилам близких людей. Им горько видеть, как Припять разрушается, превращается в джунгли, умирает.

Восстановить город в виртуальном формате и сделать его абсолютно точную модель – первым такой целью задался бывший припятчанин Сергей Нехаев. И сейчас над этим работает несколько человек, в основном молодых людей, в свободное от учебы и работы время, в том числе Дмитрий Воропай. И не только как консультант. Во время каждой своей поездки в Припять он делал точные замеры зданий лазерной рулеткой. На это потребовалось два года, так как зданий в городе более 180.

В настоящее время есть уже первый опытный образец трехмерной модели, и Дмитрий Александрович показал этот виртуальный город (он есть уже и в свободном доступе в Интернете). Сейчас город пока еще безлюдный, но уже со сменой времени суток. А в итоге он будет населён людьми и появится даже возможность заглянуть в подъезды, квартиры и встретиться с тем, кто туда тоже зайдет. Думается, что в этот возрожденный город припятчане будут "приезжать" с удовольствием, ведь здесь ничего не будет напоминать об аварии.

Увлечение чернобыльской темой познакомило Дмитрия с очень интересными людьми. С художником Василием Бомбизой, плакаты и панно которого до сих пор сохранились в Припяти. С Василием Гороховым, его называли первым комиссаром мертвого города. Он был ответственным за дезактивацию Припяти. С Александром Митенковым, работавшим во время аварии в самых горячих местах станции и написавшим об этом книгу. С писателем-припятчанином Станиславом Константиновым, с Натальей Барановской, автором книги, являющейся сегодня раритетом, потому что в ней собраны все документы об аварии, Владимиром Литовченко и многими другими…

Это увлечение сделало Дмитрия и очень востребованным. Однажды, например, ему пришлось выступить в роли кинооператора для молодежного телесериала. Съемочная группа канала ТНТ, узнав от кого-то о его поездках, обратилась к Дмитрию с просьбой провести съемки проездов по Припяти. Чтобы сделать это самим, телевизионщикам потребовалось бы достаточно много времени на процедуру получения официального разрешения от администрации зоны отчуждения (она охраняется, в ней действует пропускной режим).

На стене в рабочем кабинете заместителя начальника Федерального БТИ Дмитрия Воропая можно увидеть Благодарственное письмо от энгельсской организации "Союз Чернобыль". Есть у него и памятная медаль от этого общества – за помощь в создании сайта и музея, где, в частности, представлены и его уникальные материалы. Документы, фотографии, книги, рассказывающие о Чернобыльской аварии, которые он собирает и добывает из первых рук, абсолютно все являются первоисточниками. Это его принципиальная позиция.

Есть у Дмитрия и свой персональный сайт pripyat-сity.ru, который наряду с сайтом, "открывшем" ему дорогу в Припять, пользуется репутацией одного из самых серьезных и солидных в данной теме. А весной этого года в Америке вышла брошюра по итогам научно-практической конференции, посвященной вопросам экологии и охраны окружающей среды. И один американский ученый представил в ней материалы и фотографии Сергея Паскевича и Дмитрия Воропая, которые использовал в своем докладе.

На вопрос, не собирается ли он писать книгу, ведь у него в руках богатейший материал, Дмитрий Александрович ответил:

- Не просто собираюсь. На Чернобыльской станции работает ученый-радиоэколог Сергей Паскевич, который выпустил уже две книги на чернобыльскую тему. Вот он и предложил мне написать в соавторстве с ним книгу о доаварийном городе Припять. Пока собираю материал.

Послесловие

В группе чернобыльских "зубров" есть люди, которые совершили по 40-60 поездок в зону отчуждения. У Дмитрия их пока пятнадцать. В следующую, шестнадцатую, планирует отправиться в ноябре. Поделился, что желание снова оказаться в Припяти появляется уже тогда, когда он ещё только выезжает оттуда. Говорит, что точно такое же чувство испытывает каждый из них. В чем секрет этой непреодолимой тяги? Почему зона отчуждения превратилась для них в зону притяжения?

- В нашей группе есть один товарищ, социолог Александр Посталовский, вот он пытался разобраться в этом. Но тоже, на мой взгляд, до конца его не открыл.

Автор: Наталья Абрамова

По этой теме: Припятьзона отчужденияЧернобыльДмитрий Воропай

Лайкнуть:

Версия для печати | Комментировать | Количество просмотров: 2109

Поделиться:

Загрузка...
ОБСУЖДЕНИЕ ВКОНТАКТЕ
ОБСУЖДЕНИЕ НА FACEBOOK
КОММЕНТИРОВАТЬ

Captcha
 

МНОГИМ ПОНРАВИЛОСЬ
НародныйВопрос.рф Бесплатная юридическая помощь
При реализации проекта НародныйВопрос.рф используются средства государственной поддержки, выделенные в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 01.04.2015 No 79-рп и на основании конкурса, проведенного Фондом ИСЭПИ
ПОПУЛЯРНОЕ
ВИДЕО
Яндекс.Метрика