Версия для слабовидящих |
18+
Выбрать регион

Общественно-политическая газета Теньгушевского района Республики Мордовия

431210 Республика Мордовия, Теньгушевский район, с. Теньгушево, ул. Первомайская, 50
телефон: +7 (83446) 2-13-29
e-mail: teng_rrgp@mail.ru

Двое из спецназа ГРУ

Осенний призыв 1983-го года оказался самым массовым в истории района по количеству новобранцев, попавших служить в Афганистан. Новобранцы уезжали из Арзамаса в Рузаевку, на сборный пункт – такая тогда была дорога в армию...

Двое из спецназа ГРУ

32 года назад братья Поповы из Вечкидеева служили в Афганистане

…Осень 1983-го. Год назад умер великий генсек Брежнев, но идеи социализма продолжали процветать. Крестьяне покупали в магазинах хлеб и кормили им скотину, потом продавали мясо на теньгушевском рынке на берегу Ведяжи.

НАД районным военным комиссариатом, откуда на фронты Великой Отечественной уходили наши деды, развеваются красные флаги. Переливы гармошки и водка рекой. В осенней грязи топчутся стриженые призывники в черных ватниках, их родные и друзья – кто-то плачет, а кто-то по-молодецки, со всего размаха крепким крестьянским кулаком "заряжает" в такой же крепкий лоб парню из другого села. Потом всех по команде военкома Александра Попова построят, усадят в автобусы, где они уже вместе будут орать прощальные песни. Этот призыв оказался самым массовым в истории района по количеству новобранцев, попавших служить в Афганистан. Из Вечкидеева на железнодорожную станцию Арзамаса уехали Владимир Богатов, Алексей и Михаил Поповы, братья – близнецы. Из Шокши – Владимир Горностаев. А ещё – Михаил Капранов, Владимир Фомин и Анатолий Кувшинов – все учились вместе, в одном СПТУ-17. Вместе и уехали из Арзамаса в Рузаевку, на сборный пункт – такая тогда была дорога в армию.

Потом – жаркий Ашхабад. Воинская часть 81102, Кишинский мотострелковый полк. "Учебка", которая готовила не только солдат в Афганистан, но и военспецов на Кубу и в другие страны с жарким климатом. Все теньгушевцы и парни из сел были зачислены во вторую учебную роту, где готовили гранатометчиков-разведчиков. Барашевцы попали в третью учебную пулеметную роту.

Особое внимание уделялось горной подготовке. Поповы до сих пор помнят, как с них сходило семь потов в полуторамесячной командировке в горном учебно-тренировочном центре "Келята". И никто не догадывался, что их готовят в спецназ – форма одежды была общевойсковая, а все курсанты числились мотострелками.

В Афганистан!

Первым "за речку" ушли Михаил Капранов и Владимир Горностаев, прошедшие ускоренную подготовку.А в одну из апрельских ночей 1984 года настал черед и братьев Поповых.

- Сутки ждали распределения. А потом нас подняли по тревоге, погрузили в "УРАЛы" и – вперёд! Мы и не знали, куда едем. Смотрели в щелочку между бортом и тентом машины и видели только степь. Машины подогнали к грузовому люку транспортника ИЛ-76 и нам дали команду – "Бегом в самолет!". На рассвете выгружались уже в Кабуле. Помню это утро – несколько пятиэтажек на фоне маленьких глинобитных домов. Везде военная техника и колючая проволока – такой запомнилась Алексею Попову, который стал моим собеседником, переброска в "Афган".

В Кабуле наши земляки пробыли ровно сутки. Близнецов Поповых не разлучили – отправили в составе подразделения численностью в 30 человек в Газни. Ночевали в лагере в его окрестностях. Там ребята получили свое первое боевое крещение – новобранцы попали под ночной обстрел, и лежали, распластавшись в палатках, не поднимая головы, до утра, пока все не затихло.

Потом их на бронетранспортерах перевезли в часть. Лишь здесь они поняли, какая им выпала честь – служить в одном из четырех отрядов спецназа Главного разведывательного управления Генерального штаба, действовавших в то время на территории Афганистана.

- Мы с братом в школе и в СПТУ увлекались гирями, играли в футбол, ходили на лыжах, подтягивались на перекладине. Но нас здесь встретили поистине здоровяки. В отряде было более 400 человек, большинство – узбеки, казахи, таджики. Это, как потом мы поняли, было необходимо – учитывался так называемый "местный фактор". Например, спецназовцы-таджики, переодеваясь в афганскую одежду, патрулировали дороги на стареньком японском пикапе с крупнокалиберным ДШК в кузове. От "душманов" вообще не отличишь! – рассказывал Алексей. Еще он говорит, что дедовщины особой не было – всем там было одинаково тяжело. До сих пор бережно хранит фото:

- Это Шухрат, он до призыва играл в футбол за ташкентский "Пахтакор". А вот азербайджанец Ильхан – мастер спорта по вольной борьбе. Во время одной из боевых операций душманская пуля выбила ему глаз, - вспоминает ветеран афганской войны.

Они убивали. Убивали и их…

Задачи у 177-го отдельного отряда спецназа ГРУ были особые – он занимался охраной нефтепровода и горного перевала. В целях сокрытия факта действий спецназа его подразделения именовались мотострелковыми батальонами. Но на самом деле они были частями 22-й бригады войск специального назначения. Поповы служили во 2-м отдельном мотострелковом батальоне. День и ночь рыскали по горам, ущельям и придорожной "зеленке", устраивая засады на врага, проводя рейды. Обычно ходили группами по 12-15 бойцов. Всей ротой выходили только на зачистки кишлаков.

…Первый боевой выход у братьев Поповых состоялся в знаменитое Пандшерское ущелье, где воевал храбрый полевой командир Ахмад-шах Масуд. Они были в двух разных группах.

…Двое суток спецназовцы шли по горам. На высоту 4500 метров поднялись за ночь. Когда взошло солнце, залегли, теряясь меж камней. Алексей остался на этой точке, а Михаил ушел с другой группой, когда стемнело.

В три часа ночи ниже по склону горы началась стрельба. Ушедшая группа по рации запросила огневую поддержку. Те, кто были наверху, помогли. Но "духи" наступали, и тогда командир группы вызвал огонь на себя. Алексей лежал на скале и слышал, как летели снаряды туда, где был его брат. Когда стали возвращаться ушедшие на задание. Михаила среди них не оказалось. Алексей продолжал ждать – хотя ему сказали, что брат погиб, он все равно не поверил. И ждал!

…Михаил Попов пришел грязный, оборванный, усталый, но невредимый. Место боя увидели потом, когда спецназовцы спустились за своими убитыми. Троих наших погибших, старшего лейтенанта Владимира Литвинова, пулемётчиков Олега Толмачёва и Марата Юлдашева, "душманы" раздели до пояса, надругались над телами. Потом, в ложбине, нашли ещё двоих своих. Живых! Одному пуля раздробила коленную чашечку, и его нес на себе товарищ. Оба солдата в ту ночь поседели.

Трупы упаковали в армейскую палатку, обвязали веревками и вместе с раненым стали вчетвером поднимать на высоту, где закрепилась группа Алексея. Прилетевший вертолет "душманы" обстреляли из ДШК, пробив топливный бак. Топливо хлестало струей! Да и для посадки не было подходящей площадки. Опытный "летун" сумел опереться одним колесом шасси на камни и раненого вместе с мертвыми бойцами спецназовцы буквально забросили в "вертушку". А с другого вертолета бойцам сбросили воду, еду и боеприпасы, но неудачно – груз рассыпался по склонам и его пришлось долго собирать.

Через полгода в отряде появился еще один земляк – Алексей Васин из Красного Яра. Сейчас он живёт в Таганроге.

- Мы с ним блокировали тропы. Однажды слышу тихие хлопки – у нас на всех автоматах были приборы бесшумной стрельбы (ПБС). Подхожу – лежат два мертвых "духа". Это Лёха их подкараулил. Трупы закопали, оружие забрали, - такой эпизод боевых будней рассказал мне уже Михаил Попов.

Но убивали и их. Рядом с Газнийским отрядом располагался мотострелковый полк. Алексей Попов шел в столовую через его расположение. В карауле, под "грибком", защищавшим от палящего солнца, стоял еще один земляк – Анатолий Кувшинов. Он и сказал, что из дома прищло письмо с известием о гибели здесь, в Афганистане, шокшинца Владимира Горностаева из их осеннего призыва.

Неполученная награда

Алексею довелось участвовать в боевой операции по поимке американского военного инструктора. По оперативным данным предполагалось, что он засел в одном из кишлаков. За него, живого или мертвого, командование обещало Звезду Героя Советского Союза. Как вспоминает сержант спецназа Попов, пошли они брать инструктора всей ротой. Прямо белым днем. А "духов" в два раза больше оказалось. Пальба стояла ужасная. Спецназовцы залегли.

-

И тогда узбек из нашей роты встает в полный рост и кричит: "Ребята, пошли!". Пуля попала ему в глаз и вышла за ухом. Жив остался, вынесли мы его. У нас потом еще двоих убили, пятерых ранили. И мы человек восемь врагов отправили на тот свет. А потом "душманы" разбежались. Захватить никого не удалось. Командир роты получил орден Красной Звезды, а меня представили к медали "За отвагу", да представления видно затерялось в штабах. Не получил я медаль,

- рассказал свою историю Алексей.

Михаилу тоже есть что вспомнить – однажды он шел старшим головного дозора. Осматривали окрестности кишлака рядом с гарнизоном. Молодой капитан повел группу ближе к минным полям, окружавших гарнизон. Михаил Попов первым увидел земляной бордюр – границу поля. И крикнул остальным: "Идите за мной!". Глянул в прибор ночного видения, а капитан и еще несколько бойцов уже оказались на минном поле! Раздался взрыв, и офицеру оторвало ноги. Погибли и еще несколько человек. В панике пулеметчик по прозвищу Малыш буквально сел на мину. Пытался передвинуться, раздался взрыв.

Вернулись домой живыми…

После той войны у близнецов осталось много воспоминаний. И хороших, и плохих. Например, как меняли чеки Внешпосылторга СССР, что получали как жалованье на местные деньги-афгани, которые называли "афоньками". К "дембелю" на них покупали подарки близким. Кстати, за всю службу Поповы в письмах домой ни разу не написали, что служат в Афганистане. От них шли только хорошие вести.

На той войне они, как уже писал выше, встречали земляков. Однажды увидели сына ветерана нашей газеты фотокорреспондента А. Л. Горбунова, Александра.

- Узнали, что рядом стоит колонна, перевозившая другой отряд спецназа к месту дислокации. Подошли и на всякий случай спросили: нет ли кого из Мордовии? Нам указали на "КамАЗ". Подходим, а там Сашка Горбунов из Дудникова! Да у него еще и бутылка водки оказалась! Так мы впервые за время службы выпили и проговорили всю ночь. А он делал последний рейс перед увольнением в запас, - рассказали мне ребята.

А ещё, когда Алексей Попов пролетал на вертолёте над городом Гардез, он попросил пилота на пять минут посадить машину в расположении части, где служили Владимир Богатов и Сергей Аладышев. Забежал в казарму, крикнул: "Вовка, Сергей!". А земляки в тот день ушли в рейд по горам...

Они очень похожи, но отцы-командиры их не путали. Возможно потому, что служили близнецы в разных взводах. Поповы очень переживали насчет этого – не удавалось ходить на задания и в бой вместе, плечом к плечу. А сколько тревог? Уходил в горы Алексей – переживал Михаил. Уходил Михаил – переживал Алексей.

На "дембель" уходили вместе, сержантами, с боевым опытом за плечами, хотя и без наград.19 октября 1985 года самыми первыми они покинули расположение ставшего родным 177-го Газнийского отряда спецназа. Прошли таможенную проверку в Кабуле, потом еще раз – в Ашхабаде. Война продолжала сопровождать их и в дороге домой – в поезд, идущий на Москву, помогли загрузить цинковый гроб с телом погибшего на той необъявленной войне. "Груз-200".

В Вечкидееве их уже ждали родители, сестра, родственники и односельчане. Помню сам этот момент - в серых советских шинелях с голубыми десантными петлицами они шли по улице. Лица серьёзные, потемневшие от афганского солнца и ветров. В стране уже было объявлено об "ускорении", а через два года началась и "перестройка", завершившаяся развалом могучей страны. Ашхабад теперь заграница – такая же, как Афганистан. В Афганистане вновь иностранные войска, только теперь уже НАТОвские. Михаил и Алексей, которым до пенсии, благодаря пенсионной реформе, еще долго, не могут найти достойную работу в своем районе. Живут в Теньгушеве, у них золотые руки, и их знают и уважают многие. Простые трудяги, настоящие солдаты. О службе в спецназе им напоминают выцветшие фотографии да памятные бокалы, подаренные их бывшим командиром роты в 2000 году. Он дослужился до полковника к моменту встречи, а сейчас, возможно, и на заслуженном отдыхе. 15 февраля братья Поповы вместе с остальными ребятами, оставшимися в живых, отметят свой грустный праздник - День воинов-интернационалистов. Не знаю, кто придумал это странное название и само понятие – интернациональный долг? Никому не должны были наши русские парни, и в этот день они отметят 32 года со дня вывода советских войск из Афганистана. На чужой земле они совершали свои подвиги и просто честно несли службу. И мы будем помнить всегда.

С праздником, герои незабытой войны!

В. ПИЧУГИН.

Фото автора и из архивов

братьев Поповых.

Автор: Юлия Сазанова

По этой теме:

Лайкнуть:

Версия для печати | Комментировать | Количество просмотров: 588

Поделиться:

Загрузка...
ОБСУЖДЕНИЕ ВКОНТАКТЕ
ОБСУЖДЕНИЕ НА FACEBOOK
КОММЕНТИРОВАТЬ

Captcha
 

МНОГИМ ПОНРАВИЛОСЬ
НародныйВопрос.рф Бесплатная юридическая помощь
При реализации проекта НародныйВопрос.рф используются средства государственной поддержки, выделенные в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 01.04.2015 No 79-рп и на основании конкурса, проведенного Фондом ИСЭПИ
ПОПУЛЯРНОЕ
Яндекс.Метрика