Версия для слабовидящих |
18+
Выбрать регион

Общественно-политическая газета Ардатовского муниципального района Республики Мордовия

431860, Республика Мордовия, Ардатовский район, г. Ардатов, ул. Ленинская, 106
телефон: +7 (83431) 3-10-65
e-mail: anomayak@gmail.com

Три войны одного века

Получили похоронки на всех сыновей

Илья Вишняков так хорошо окончил церковно-приходскую школу, что священник пришел к ним домой и стал уговаривать родителей отправить его учиться. Те ослушаться не посмели и выучили сына на ветеринарного врача, что по тем временам в Урусове было делом невиданным. И во время Первой мировой войны Илья служил в лазарете, лечил в том числе и раненых лошадей. Потом вернулся домой и до 65 лет работал ветеринаром, обслуживал всю округу, больше пяти сел охватывал, вплоть до Большого Кузьмина был участок, на пенсию не отпускали, потому что заменить было некем. Илья Яковлевич всю жизнь не пил вина, не курил и прожил 84 года, последние пятнадцать лет – совершенно слепым.

К началу Великой Отечественной войны Вишняковы вырастили троих сыновей и двух дочерей. Все сыновья оказались на фронте. В книге "Память Мордовии" значатся даты смерти всех троих:

Николай Ильич 1914 года рождения, пропал без вести в феврале 1945 года, лейтенант Дмитрий Ильич 1918 г.р. погиб в бою в марте 1945, похоронен в Германии, Федор Ильич 1920 г.р. погиб в бою в декабре сорок первого.

Мы проверили эту информацию по разным интернет-источникам, во всех трех случаях значится, что похоронки отосланы отцу Илье Яковлевичу Вишнякову. Федор сгинул в 21 год, а Дмитрий, погибший 25 марта сорок пятого, всего месяц не дожил до Победы, семьями обзавестись они не успели.

Николай до войны жил в Ленинграде, по данным сайта "Память народа", уроженец села Урусово Н.И. Вишняков был призван на второй день войны - 23 июня 1941 года Смольнинским РВК г. Ленинграда, там же есть информация, что был ефрейтором, образование имел 3 класса, жил в Ленинграде на проспекте Маклина. По данным же сайта "ОБД Мемориал", он призывался Ардатовским военкоматом. Но тут и там дата выбытия одна: февраль 1945 года, пропал без вести. И похоронка послана отцу И.Я. Вишнякову в Урусово.

- В конце семидесятых годов, когда я была уже замужем, и у меня родились дети, к моей маме Екатерине Ильиничне неожиданно приехал брат Николай из Красноярского края. О себе рассказал, что прошел всю войну, остался жив, вернулся в Ленинград, где узнал, что жена и двое детей умерли во время блокады, что подтвердила соседка, которую он разыскал. Тогда он и уехал в Красноярский край, родным о себе не сообщил, семьи больше не завел и живет в пансионате, – вспоминает Раиса Федоровна Шишкина, племянница братьев Вишняковых. – Николай Ильич немного побыл и уехал уже навсегда, больше вестей от него не было. А про Дмитрия и Федора мама вспоминала всю жизнь, рассказывала, что братья были очень умные. Окончив в Урусове по три класса, учиться ходили пешком в Рындино. И обоих, а разница в возрасте у них была два года, из четвертого класса перевели сразу в седьмой. Оба они учились в институте, а вот где и на кого, ничего не говорила, может, и сама не знала.

В сведениях на сайте "Подвиг народа" значится, что лейтенант, командир танка танковой роты 5 гвардейского мотоциклетного батальона Д.Ф. Вишняков 18 февраля 1945 года был награжден орденом Красной Звезды за то, что "будучи в разведке, показал себя храбрым и умелым командиром танка, обеспечивал успех разведоргана. Подбил "Фердинанд", зайдя в тыл к противнику на 20 км, уничтожил огнем до взвода пехоты, один мотоцикл. Когда была подбита его машина, продолжал вести огонь из танка, когда были выведены из строя прицельное приспособление и пушка, он вытащил из-под сильного огня противника своего раненого механика-водителя".

По данным интернет-источников, Дмитрий с 1939 года служил в армии, награжден еще и медалью "За оборону Сталинграда", а ведь танкисты были в самом пекле этого сражения, и ему повезло остаться живым, да и всю войну он прошел без единого ранения и погиб на пороге Победы.

Федор успел написать всего несколько писем, в последнем были такие слова: "На тяжелом танке едем к Белоруссии, не знаю, какое счастье выйдет". В похоронке написано, что он пропал без вести. От Дмитрия писем накопилось много, но сгорели - за войну несколько раз в селе пожары уничтожали дома, крытые соломой.

Илья Яковлевич и его жена Евдокия, прожившая 77 лет, так и умерли, считая, что все сыновья погибли.

– Бабушку я не помню, а деда не стало, когда мне было 8 лет, - рассказывает Раиса Федоровна.

Род Вишняковых по мужской линии был полностью прерван. В Урусове жили их дочери – Домна и Екатерина.

Покалечила руку

на трудовом фронте

Самая младшая Екатерина Ильинична, 1922 года рождения, в сорок первом году была мобилизована на Сурский рубеж рыть окопы.

- Она всегда плакала, когда вспоминала, как тяжело было в войну, - рассказывает Раиса Федоровна. – До Сурского из Урусова и Жабина отправился целый обоз, чуть не всю молодежь погнали, на телегах везли продукты, кто что мог - то и взял из дома, а сами шли пешком. Вместе с ней был ее двоюродный брат Линька, потом ушедший на войну. В страшный сорокаградусный мороз работали с утра до ночи, а ведь даже штанов никаких на женщинах тогда не было. Только вернулась, направили на три месяца на курсы трактористок. Вот это было еще тяжелее. Четыре года – всю войну - Екатерина Ильинична проработала трактористкой, серьезно повредила правую руку. Когда заводила трактор, не рассчитала, слишком сильно дернула, и кость в локте вышибло, вывернуло так, что она торчала назад, и рука всю оставшуюся жизнь не поднималась, кушала и крестилась она левой рукой до конца дней. Даже проведенная впоследствии операция ничего не исправила. Не то что инвалидности, никаких поблажек из-за руки не было, также работала в колхозе, доила свою корову, которую держала до 65 лет, и со всеми хозяйскими делами справлялась одной рукой. Ей досталось одной поднимать троих детей, 15 лет ухаживала за ослепшим отцом, одна построила дом. Умерла труженица тыла Е.И. Лямзеркина в 2012 году на девяностом году жизни, до конца была на ногах.

- Я родилась через 13 лет после войны, знаю о ней лишь из рассказов матери. Но еще и мне достались ее отголоски тем, что нам, детям, приходилось по полдня стоять в очереди за хлебом. Хотя в селе была пекарня, но хлеба пекли мало, доставался он с боем и понемногу, а семьи у всех большие, муки в продаже тоже не было. Мне было лет десять, но я до сих пор помню день, когда мама пришла домой с четырьмя булками белого хлеба и сказала: - Вот, дети, ешьте вдоволь. Теперь хлеб есть.

Сто поклонов за сына

И еще об одной войне рассказала Раиса Федоровна, пережить которую довелось уже ее семье, когда сын Вячеслав оказался в самом пекле первой Чеченской.

- Я сейчас одна живу, боюсь даже нечаянно вспоминать тот ад, сердце не выдерживает, не дай Бог через такое пройти. Как узнала, что сын там, стала читать молитвы. И снится мне сон или что. Какой-то голос будто спрашивает: - Читаешь молитвы? – Читаю, - говорю. - Ты не читай, материнское моление поклонами добивается всего.

Я очнулась и давай поклоны бить. Когда первый раз 40 поклонов сделала, ноги так болели, что с крыльца еле спустилась. А потом по 100 поклонов каждое утро и все легко - корову доила, шла на ферму работать, а вот ела ли чего – не могу вспомнить. Все восемь месяцев у нас не было ни завтрака, ни обеда, ни ужина, в доме гробовая тишина, только страх, только слезы. Да еще телевизор постоянно включен там, где передачи про Чечню. В августе 1997 года вдруг показали, как Тверской полк, где служил сын, собирается домой. Солдаты таскали какие-то ящики, что-то укладывали, в тот миг я и поняла, что он жив и в безопасности. Мы с дочерью Мариной вскоре поехали в Тверь на открытие памятника погибшим, а их было много, во много раз больше чем тех, кто вернулся, матери там прямо ползали возле памятника, так рыдали, стон стоял кругом.

Полгода потом из тела сына выходили вши, а война до сих пор не вышла. Только спустя много лет он немного пришел в себя, научился жить со всем тем, что пришлось испытать. Иногда рассказывал, как чудом оставался жив там, где смерть косила всех, кто был рядом.

Вместе с Раисой Федоровной мы проехали на ту улицу, где вот уже восемь лет стоит пустой дом ее матери, получившей увечье на трудовом фронте, где на стене до сих пор висят портреты и тех, кто в нем жил, и тех, кого унесла война.

Теперь уже не узнать, почему Николай Ильич оказался так далеко от родных мест, в каком пансионате мог жить в тех краях в семидесятые годы прошлого века. И какая неодолимая сила все же заставила объявиться в родном селе, побывать на могилах отца и матери, всю жизнь оплакивавших на войне погибших своих сыновей.

Автор: Валентина Коновалова

По этой теме:

Лайкнуть:

Версия для печати | Комментировать | Количество просмотров: 552

Поделиться:

Загрузка...
ОБСУЖДЕНИЕ ВКОНТАКТЕ
ОБСУЖДЕНИЕ НА FACEBOOK
КОММЕНТИРОВАТЬ

Captcha
 

МНОГИМ ПОНРАВИЛОСЬ
НародныйВопрос.рф Бесплатная юридическая помощь
При реализации проекта НародныйВопрос.рф используются средства государственной поддержки, выделенные в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 01.04.2015 No 79-рп и на основании конкурса, проведенного Фондом ИСЭПИ
ПОПУЛЯРНОЕ
ВИДЕО
Яндекс.Метрика